СРО: союз конкурентов

С 1 января 2010 года для осуществления деятельности в строительной сфере компании должны получить свидетельство о допуске от саморегулируемой организации. Хотя введение института саморегулирования в этой отрасли ожидалось давно, новшество принесло участникам рынка немало проблем.

Прежде всего, для многих оказался неожиданным отказ государства предоставить бизнесу переходный период. Гослицензирование строительной деятельности было прекращено с 2009 года, но, поскольку срок действия лицензии составляет пять лет, ряд компаний, получивших разрешение недавно, надеялись оттянуть еще на несколько лет вступление в саморегулируемую организацию (СРО). Отрасли, которые в предыдущие годы переводились на саморегулирование (оценщики, страховщики), имели переходный период: ранее выданные лицензии действовали до окончания их срока. Что же касается строительной сферы, в ноябре прошлого года Госдума приняла закон о прекращении действия лицензий с 1 января 2010 года. Таким образом, деятельность компаний, которые не вступили в СРО (или хотя бы не подали документы на вступление), оказалась вне закона. Не имея разрешения от СРО, предприятие не может, например, сдать в госэкспертизу законченный проект, подписать акт с заказчиком о завершении работ и т. д.

Статьи расходов

По словам генерального директора компании «Маторин – Технический менеджмент» (группа «Маторин») Андрея Жолина, всем, кто хочет работать на этом рынке, нужно срочно вступать в СРО. Обязательной является организация СРО в трех видах деятельности: изыскательской, проектной и собственно строительной (строительство, реконструкция и капитальный ремонт). Некоммерческая организация приобретает статус СРО с момента включения ее в единый государственный реестр, который ведет Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору. Ростехнадозор также осуществляет контроль за деятельностью СРО.

Большое число компаний работает сразу по нескольким направлениям, поэтому они должны стать членами более чем одной СРО. «Например, нашему предприятию необходимы допуск на проектирование (12 видов опасных работ) и допуск на изыскание, – поясняет генеральный директор проектно-изыскательского института «Гипрокоммунстрой» (группа «Маторин») Иван Бунчуков. – А строительным организациям, имеющим свои проектные бюро, нужны разрешения от СРО на строительство и на проектирование». Андрей Жолин считает оправданным существование узкопрофильных СРО: «Когда организация вступает, допустим, в три разных СРО, она тем самым страхует свои риски. Ответственность на трех основных этапах создания объекта – проектирование, строительство, эксплуатация – разграничена. Это позволяет четко установить виновного, если здание, например, рухнуло: либо при эксплуатации не выполнили каких-то действий, либо строители что-то сделали не так, либо проектировщики ошиблись». Однако для компании необходимость участия каждого подразделения в «своей» СРО приводит к серьезному повышению затрат. По словам руководителя отдела эксплуатации недвижимости ISS Facility Services Константина Родина, «затраты для обеспечения легитимности бизнеса с отменой лицензирования увеличились в некоторых случаях в 8–9 раз в связи с необходимостью участия в нескольких СРО одновременно».

Вступая в СРО, компания должна сделать платеж в компенсационный фонд, внести вступительный взнос, кроме того, есть членские взносы плюс страхование деятельности и оплата дополнительных услуг. В разных СРО платежи различаются порой очень сильно. По словам Андрея Жолина, минимальный членский взнос составляет 25 тыс. руб. ежегодно, но встречаются и суммы до 150 тыс. руб.: «Что касается страхования, в тех СРО, где умело отрегулировали взаимоотношения со страховщиками, страховые взносы 30–40 тыс. руб. в год, а где юристы не очень удачно поработали, они могут быть и до 100 тыс. руб.». Если суммировать затраты компании на вступление в СРО, получится, что сразу нужно заплатить до 1,5 млн руб. «Взносы не всегда адекватно варьируются в зависимости от размера и выручки компании, что создает неоправданную нагрузку для среднего и малого бизнеса, – подчеркивает Константин Родин. – Высокие требования без учета специфики производственной деятельности организаций носят откровенно запретительный характер для малого и среднего бизнеса. Кроме того, не внесены изменения в Налоговый кодекс, поэтому налогоплательщики, применяющие упрощенную систему налогообложения, не вправе учитывать в составе расходов при определении налоговой базы расходы в виде членских взносов и взносов в компенсационный фонд СРО». Отсечение малого бизнеса заключает в себе немалую опасность. «Например, проектанты, часто имеющие статус ПБОЮЛ, не смогут работать от своего имени, – предполагает главный инженер «Содексо» Сергей Мезенцев. – Конечно, их услуги будут по-прежнему востребованы, только возникнет проблема: кто будет нести ответственность в случае неправильного проекта?»

Некоторые СРО вдобавок предъявляют требования по проведению сертификации и оценки на соответствие качества, что означает еще около 1 млн руб. Впрочем, как отмечает Андрей Жолин, обязательность сертификации обычно встречается в СРО, созданных предприятиями, которые ранее занимались продажей лицензий: «Они организуют СРО, чтобы не упустить этот рынок». Или с единственной целью перераспределения денег. Поэтому один из наиболее острых сегодня вопросов: как не ошибиться при выборе СРО.

Все за одного


По словам Ивана Бунчукова, в течение всего прошлого года выбора практически не было: «Существовало лишь несколько СРО, регистрация шла по шесть месяцев, по два-три раза заворачивали документы». Сейчас процесс наладился: регистрация занимает не больше двух недель, а количество СРО, по данным Ростехнадзора, составляет 295 (из 404 организаций, подавших заявление на внесение сведений в госреестр). Так что теперь выбирать есть из чего, но это как раз и создает проблемы. Те, кто до сих пор не вступил в СРО, должен сделать это срочно, и, как заметил Андрей Жолин, в условиях ограниченного времени вполне возможен неправильный выбор: «Компания вступит в ту СРО, где попроще требования, поменьше оплата, чтобы быстро получить допуск и сдать работу». Но наиболее простые условия вступления, как правило, в тех СРО, которые, хотя и действуют в рамках закона, но созданы отнюдь не с целью осуществления соответствующей деятельности. «Такие СРО, – говорит генеральный директор управляющей компании «Маторин» Юрий Подобед, – будут набирать какие-то мелкие организации, рискуя своей репутационной ответственностью, чтобы заработать быстрые деньги. Этот процесс, к сожалению, неизбежен». Подобные структуры, считает Андрей Жолин, тоже принесут некоторую пользу рынку, поскольку у них отлажена система сертификации, менеджмента и т. д., однако для их членов существуют серьезные риски, связанные с наличием коллективной ответственности.

По закону о саморегулируемых организациях каждый член СРО отвечает не только за себя, но и за своих коллег. Если одна из компаний нанесла ущерб клиенту, этот ущерб покрывается из страхового фонда СРО. По мнению Андрея Жолина, в целом идея здравая, так как направлена на защиту потребителя. Но, как отмечает Константин Родин, механизм действия принципа коллективной ответственности и контроля пока не определен, и нет ясности, как он будет работать на практике: «Не проработаны и страховые механизмы, призванные защитить интересы третьих лиц при осуществлении профессиональной деятельности членами СРО. Минимальные размеры страховых сумм по договорам страхования гражданской отвественности представляются явно недостаточными, что несет дополнительные риски для всех членов СРО, так как в случае недостаточности страхового лимита будет задействован компенсационный фонд, который затем должен быть восстановлен за счет дополнительных взносов». Предполагается, что компания, допустившая нарушение, каким-то образом возмещает ущерб, нанесенный своей СРО, под угрозой исключения, то есть вынужденного ухода с рынка. Но будет ли работать этот принцип на практике, неизвестно. «Эта фирма завтра образуется под новым названием и вступит в соседнюю СРО», – иронизирует Сергей Мезенцев. Эксперт полагает, что наличие денежных фондов в СРО разрушает саму идею объединения профессионалов в некоммерческое партнерство: «СРО сначала поделят рынок, потом услуги, потом это превратится в трестовый сговор, после чего их разгонят». По мнению Сергея Мезенцева, чтобы СРО заработали, нужно, во-первых, убрать коммерческую составляющую: «Объединение должно быть по типу советских профсоюзов, отделенных от процесса получения прибыли, потому что если будут деньги, до которых можно дотянуться, до них обязательно кто-то дотянется. У некоммерческих организаций могут быть деньги только на деятельность администрации и разработку внутренней документации». Во-вторых, необходимо отменить коллективную ответственность. «Каждый должен отвечать за себя», – убежден Сергей Мезенцев. Тем более что механизм отработан. «Все серьезные компании страхуют свои профессиональные риски: гражданскую ответственность, ответственность товаропроизводителя (поставщика услуг), работодателя и т. д., – говорит Константин Родин. – Например, в нашей компании сумма страховой выплаты на каждый страховой случай почти в десять раз превышает максимальный годовой агрегатный лимит, требуемый для вступления в СРО строителей».

Сам себе режиссер

Директор отдела управления интегрированными услугами «Содексо» Алексей Осинин считает допустимым наличие денежного фонда, но только в случае, если в каждой области будет одна СРО (по примеру туриндустрии): «Для этих СРО государством должен быть установлен уровень страхования участников, достаточно высокий, поскольку это гарантия для потребителя». При этом лимит страховки будет разным для членов СРО, допустим, по коттеджному строительству и высотному. Существующий в таких СРО денежный фонд, по мнению Алексея Осинина, должен иметь характер страховки каждого члена организации перед клиентами и использоваться для возмещения ущерба потребителя в случае краха компании. Преимуществом этого варианта является использование всеми игроками одного рынка одних и тех же норм и правил, а кроме того, это единственная реальная возможность разработки саморегулируемыми организациями новых стандартов и технических регламентов, что возложено на них законом. «В таком виде СРО могут гарантировать, что члены этого объединения или компании, запросившие подтверждение своей технической компетенции, соблюдают существующие правила, – отмечает Алексей Осинин. – А вот создание новых стандартов, правил, технических регламентов одновременно сотней или более организаций едва ли приведет к порядку. К тому же СРО на основе добровольного или принудительного участия компаний одного профиля представляет собой странный союз конкурентов, где каждый старается извлечь максимальную выгоду для себя. Никто не будет делиться опытом в области технических новшеств в таких организациях, поэтому они не могут взять на себя стандартизацию». Андрей Жолин, напротив, считает правильным, что сама отрасль начинает отвечать за себя, самостоятельно разрабатывая для себя стандарты, однако он признает, что первое время нас ожидает путаница: «Есть СРО, объединяющие компании по межрегиональному признаку, есть объединения по отраслевой специализации и т. д. Но если у железнодорожников или энергетиков существует нормативная база, которую нужно лишь актуализировать, у многих других ее нет». Однако за 5–10 лет, мнению Андрея Жолина, СРО пройдут процесс укрупнения, и в итоге в каждой области будет действовать один стандарт, как в США или Европе.

Добровольцы

Несмотря на массу проблем, руководство страны намерено распространять саморегулирование на другие отрасли, включая управление недвижимостью. Сегодня, как отмечает гендиректор управляющей компании «Цеппелин» Михаил Вовшин, «менеджмент и управление процессами, связанными с эксплуатацией зданий и обслуживанием инфраструктуры объектов недвижимости, не требует от управляющей организации вступления в СРО. Это нужно лишь для некоторых видов работ, но УК может привлекать сторонние компании». Однако создание СРО в этой сфере идет – пока на добровольной основе и в жилом секторе. Константин Родин считает, что СРО необходимы лишь для УК, занимающихся эксплуатацией и обслуживанием жилой недвижимости, в особенности многоквартирных домов: «Именно в этой сфере злоупотребления носят массовый характер, а наниматели и собственники жилья не имеют достаточного набора инструментов для защиты своих прав». Правда, как отметил Юрий Подобед, некоторые из создающихся здесь СРО представляют собой лоббистские структуры: «Например, Ассоциация управляющих организаций при правительстве Москвы, в которую обязывают вступить бывшие ДEЗы. Едва ли от таких СРО будет польза».

Что касается эксплуатации коммерческой недвижимости, по мнению Константина Родина, на этом рынке необходимости в создании СРО нет: «Основой деятельности УК здесь являются, помимо действующих законов и норм, договоры с собственниками, где прописаны все требования заказчика, содержится положение о соблюдении законодательства, а также определены дополнительные штрафные санкции в случае нарушений вплоть до расторжения договора». Хотя, по словам Юрия Подобеда, рынок все же зашевелился: «УК начинают понимать, что это необходимо хотя бы для создания единых правил работы». «Сегодня стандартов в управлении недвижимостью вообще нет, – подтверждает Михаил Вовшин. – Существуют лишь нормы по эксплуатации инженерных систем зданий, но они уже устарели». По его мнению, на рынке существует потребность в стандартах по управлению недвижимостью, но их можно разрабатывать и вне рамок СРО. Сергей Мезенцев полагает их разработку в СРО даже нереальной: «Как можно ожидать от УК, чтобы они сами для себя выработали регламент, который заставит их работать?» А Константин Родин убежден, что действующие нормативные акты позволяют организовывать и контролировать деятельность УК надлежащим образом, проблема в недобросовестности отдельных участников рынка и должностных лиц, осуществляющих контроль. В целом введение саморегулирования специалисты оценивают положительно. Рынок сам будет регулировать свои механизмы, а через органы саморегулирования будет возрождаться и такой институт, как деловая репутация.

 

Ольга Заикина

Рейтинг: 0 Голосов: 0 660 просмотров

Если Вам понравилась публикация поделитесь с друзьями :

BB-cсылка на публикациюПрямая ссылка на публикацию