Режиссёр Артавазд Пелешян

Артавазд Пелешян остроумно передаёт ощущение борьбы режиссёра с кинематографической стихией. Он пишет о том, что кинофразы с их постоянно повторяющимися кадрами производят такое впечатление, «будто кадр всё время стремится ускользнуть из рук режиссёра, который не устаёт возвращать его на место», но кадр постоянно ускользает, и тогда «режиссёру не остаётся ничего иного, как прибегнуть к недозволенному приёму — он останавливает движение в стоп-кадре, что воспринимается сугубо эмоционально как насилие над природой кадра.». Иными словами, для подчинения киноматериала метрической схеме Пелешян должен разрушить саму природу кинематографа, лишить его движения.
Но в тех же фильмах и обратный ход, кино может «прорываться» сквозь схему от метра к хаосу. Посмотрим, как строит Пелешян драматургию фильма «Начало». Фильм начинается с длительной чёрной проклейки. За кадром слышится бой курантов, на каждый удар которых приходится резкий монтажный скачок разворачивающейся после проклейки серии фотографий, изображающих измученных террором людей.
Затем в фонограмме возникает подобие пулемётной очереди, и монтаж фотографий резко ускоряется, создавая такое же ощущение стрельбы, как в «Октябре» Эйзенштейна. Затем снова возникает чёрная проклейка. Снова пошли фотографии, обрабатываемые с помощью резких наездов камеры. Вновь бьёт пулемёт, и в кадре наконец появляется движение — побежали люди. С этого момента роль ритмического метронома передаётся музыке Свиридова «Время, вперёд!».
Революционный порыв, срывающий людей с места в конце экспозиции, как бы прорывает мощной энергетической волной статику неподвижных фотограмм, сначала обрабатываемых лихорадочно пульсирующим монтажом, а затем наездами. Кино как движение возникает из небытия (чёрная проклейка), а затем фотографии. Хаос пробивается сквозь статичную ткань, но, вырвавшись наружу людским потоком, сейчас же улавливается ритмической схемой свиридовской музыки. «Начало» тем самым превращается и в начало кинематографа.
С некоторыми изменениями такие структуры обнаруживаются и в других фильмах. Начальная сюита из «Мы» строится на чередовании длинных чёрных проклеек (своего рода «минус-кадров») и неподвижных изображений гор, ритмически приближаемых к зрителю  «ударами» трансфокатора. Эта сюита завершается метафорически трактованными взрывами скал и изображением огромной человеческой массы, возникающей под звуки морского прибоя и реквиема. Фильм как динамика и хаос прорываются сквозь статику начала.
Выражаем благодарность интернет-порталу http://samuithailand.net/ за предоставленные документальные материалы и информацию, которая послужила исходным материалом для написания этой статьи. Автор статьи Артур Карневосян, актер Ереванского театра "АрменСтудия".

Рейтинг: 0 Голосов: 0 524 просмотра

Если Вам понравилась публикация поделитесь с друзьями :

BB-cсылка на публикациюПрямая ссылка на публикацию